Псориаз от матери к сыну

Полиция Свердловской области подозревает местную жительницу в том, что она убила своего двухлетнего сына и закопала его тело в огороде. На вопросы о том, где находится ее малыш, женщина близкому окружению долгое время отвечала, что отправила его в гости к родственникам в Волгоград. Однако, обвести вокруг пальца полицейских подобной хорошо заученной версией матери Антона не удалось, — рассказал глава пресс-службы ГУ МВД России по Свердловской области Валерий Горелых. По данным следствия, в августе у матери погибшего ребенка состоялся телефонный разговор с отцом ребенка. После возникшей между ними ссоры женщина по не осторожности и причинила смертельную травму сыну. Испугавшись ответственности, женщина не стала обращаться к медикам и закопала тело ребенка в огороде. В ходе осмотра приусадебного участка полицейскими эта информация подтвердилась: была обнаружена яма глубиной около полуметра, прикрытая ветками, а также присыпанная землей и золой. На ее дне и находилось тело мальчика, завернутое в постельное белье, — сообщили в пресс-службе ГУ МВД России по Свердловской области. Возбуждено уголовное дело по статье причинение смерти по неосторожности, в ходе расследования статья может быть переквалифицирована на более тяжкую. Полиция Свердловской области подозревает местную жительницу в том, что она убила своего двухлетнего сына и закопала его тело в огороде. На вопросы о том, где находится ее малыш, женщина близкому окружению долгое время отвечала, что отправила его в гости к родственникам в Волгоград.

Однако, обвести вокруг пальца полицейских подобной хорошо заученной версией матери Антона не удалось, — рассказал глава пресс-службы ГУ МВД России по Свердловской области Валерий Горелых. По данным следствия, в августе у матери погибшего ребенка состоялся телефонный разговор с отцом ребенка. После возникшей между ними ссоры женщина по не осторожности и причинила смертельную травму сыну. Испугавшись ответственности, женщина не стала обращаться к медикам и закопала тело ребенка в огороде. В ходе осмотра приусадебного участка полицейскими эта информация подтвердилась: была обнаружена яма глубиной около полуметра, прикрытая ветками, а также присыпанная землей и золой. На ее дне и находилось тело мальчика, завернутое в постельное белье, — сообщили в пресс-службе ГУ МВД России по Свердловской области. Возбуждено уголовное дело по статье причинение смерти по неосторожности, в ходе расследования статья может быть переквалифицирована на более тяжкую. Эти люди самым непосредственным образом меняли мировую историю в ХХ веке, о них мы знаем практически всё. Но вот кто всегда оставался в тени — это их матери. А ведь именно они ответственны за то какими выросли их сыновья и как управляли странами. Вот какими были и как жили матери великих политических деятелей ХХ века.

Роза Фицджеральд Кеннеди родилась в г.Бостоне штат Массачусетс, США. Она была старшим ребёнком в семье Джона Ф. Фицджеральда, жена которого, Мэри Джозефин Хэннон, была его троюродной сестрой. После семи лет ухаживаний 8 октября 1914 г. она вышла замуж за Джозефа Патрика Кеннеди. У Розы и Джозефа было девять детей. После смерти мужа в ноябре 1969 г. Роза Кеннеди стала вдовой. Она пережила четырёх из своих девяти детей.

Строгое следование католической доктрине часто являлось причиной конфликтов Розы с её детьми, особенно с дочерью Кэтлин. Роза отказалась присутствовать на свадьбе дочери, ставшей женой Вильяма Кавендиша, поскольку он принадлежал к англиканской церкви. Наталья Денисовна родилась в с. Брежнево (ныне Курского района Курской области) в 1886 году. В отличие от большинства рабочих, родители Брежнева были грамотными. И они добились того, чтобы дать детям образование. От матери Леонид Ильич унаследовал общительность, интерес к людям, умение встречать трудности с улыбкой. Брежнев занимал уже высокий пост в Москве, а его мать еще жила в их старой квартире в Днепродзержинске. Местные власти сочли неудобным, что мать секретаря ЦК КПСС живет так скромно, и предложили более просторную, более светлую, со всеми удобствами квартиру. Однако Наталия Денисовна, как ни уговаривали её, отказалась от переезда, продолжала жить в прежнем доме до 1966 года, ведя жизнь обычной советской пенсионерки.

Сара Делано — мать американского президента Франклина Рузвельта, как и его отец, принадлежала к местной аристократии Гайд-Парка на реке Гудзон. Доподлинно известно, что в седьмом колене она была еврейского происхождения. В детстве Рузвельт каждое лето путешествовал с родителями по Европе, поэтому он неплохо владел иностранными языками. Мама… Именно это слово становится первым в жизни ребенка. Мама находится с каждым из нас с первых дней жизни, учит нас видеть мир, воспринимать его в звуках, красках, образах. Подрастая, мы часто ждем утешения именно от мамы, она пожалеет, она поймет. Мы становимся взрослыми и покидаем родительский дом. А мамы ждут весточки, вслушиваются в шорохи и звуки шагов у двери. И все наши радости и огорчения, победы и поражения переживают вместе с нами наши мамы.

Именно поэтому образ матери становится одним из главных в литературе. Многие писатели и поэты черпают вдохновения именно в воспоминаниях о детстве, о доме, о матери. Я решила провести сравнительный анализ образов матери в двух произведениях: повести Л.Чуковской “Софья Петровна” и поэме А.Ахматовой “Реквием”. Почему именно эти произведения? Во-первых, эти произведения созданы в одно время — 30-40 годы XX века. Во-вторых, их авторы – женщины, матери, пережившие ужас вольного террора.

Автором повести «Софья Петровна», или как ее называет автор – «документ о 37-ом», является Чуковская Л.К. дочь известного К.И.Чуковского. Она автор воспоминаний об А.Ахматовой и М.Цветаевой, также автор многих работ по теории и практике редакторского искусства русских писателей. Но главным событием в жизни и творчестве Чуковской стала повесть «Софья Петровна», написанная в в 1939-1940 годах. Опубликована эта повесть в 1988 году. Почему? Трудности с публикацией возникли прежде всего потому, что автор рассказывает правду о трагических событиях 1937 года. В 1937 году Даниил Хармс создал поразительные хроникальные и провидческие строки: Об этой поре – по горячим следам событий – была написана повесть «Софья Петровна». О процессе работы над этой повестью по первой ее оценке Л. Чуковская рассказывала в «Записках об А.Ахматовой»: «4 февраля 1940 год». «Сегодня у меня большой день. Я читала Анне Андреевне свои исторические изыскания о Михайлове: „повесть о М. Михайлове была мною задумана в 37-ом году.

Толчком для этого замысла послужила заметка Герцена под названием “Убили» – о гибели поэта по каторге. Я начала собирать материал. Но о Михайлове я так и не написала, а написала «Софью Петровну» – повесть о 1937 годе «в прямую» о нем и идет речь. Я читала дома и, читая, все время чувствовала стыд за плохость своей прозы. Читать – ей! Зачем я это затеяла? Но податься уже некуда, я читала. Первую половину, мне кажется, она слушала со скукой. Я сделала перерыв, мы попили чайку.

Вторую половину она слушала внимательно, не отрываясь, и как мне казалось, с большим вниманием. В одном месте, мне кажется, она даже отерла слезы, но я не была в этом уверена, я читала, не поднимая глаз. Всё это длилось вечность, длинная, оказывается, история! Когда я кончила, она сказала: «Это очень хорошо, каждое слово, – правда». В половине третьего ночи я отправилась её провожать. Путешествие на этот раз было трудным, словно по кругам ада. Я проводила её до дверей комнаты. Там же Л. Чуковская вспоминает, как однажды пригласила к себе друзей и прочитала им повесть. Кто-то из присутствующих оказался болтливым и рассказал содержание повести ещё кому-то. В конце концов, в НКВД стало известно, что у Л. Чуковкой есть некий «документ о 37-ом».

Даже сейчас, после ежовицины через 30 лет, когда я пишу эти строки, власти не терпят упоминания о 37-ом. Боятся памяти. Это сейчас, а что же было тогда? Преступления ещё были свежи, кровь в кабинетах следователей и в подвалах Большого дома ещё не просохла; кровь требовала слова, застенок молчание. Я до сих пор не постигаю, почему, прослышав о моей повести, меня сразу же не арестовали, и не убили.

А начали предварительное расследование (Анна Андреевна сказала мне однажды: «Вы – как стакан, закатившийся под скамью во время взрыва в посудной лавке»). В центре внимания автора и читателя повести трагическая судьба, простого маленького человека – служащий Софьи Петровны Липатовой, втянутой бредовой действительностью в чудовищную «чередь недоразумения» и безжалостно сломленной, растоптанной. Автор начинает повествование об этой женщине с описания вполне благополучного момента в её жизни. После смерти мужа Софья Петровна поступила на курсы машинописи. «Надо было непременно приобрести профессию: ведь Коля ещё не скоро начнет зарабатывать. Окончив школу, он должен во чтобы то ни стало держать в институт. Машина давалась Софье Петровне легко; к тому же она была гораздо грамотнее, чем эти современные барышни. Получив высшую квалификацию, она быстро нашла себе службу в одном из крупных ленинградских издательств». Софья Петровна «любила ходить на службу». Сотрудники машинописного бюро казались милыми и добрыми людьми. Больше всех машинисток в бюро Софье Петровне нравилась Наташа Фроленко, «скромная некрасивая девушка с длинновато-серым лицом».

Большой радостью для матери стало известие о том, что «отличников учебы, Николая Липатова и Александра Финкельштейна, по какой-то там разверстке направляют в Свердловск, на „Уралмаш“, мастерами». Софья Петровна вместе с Наталией Фроленко радуются, когда к ним в руки попадает газета «Правда» с Колиной фотографией и заметкой о том, что Коля внес рационализаторское предложение. Соседи и сослуживцы поздравляли Софью Петровну и хвалили Колю. Весь мир казался матери большим и добрым, потому что в нём был её сын. Но наступил 1937 год. На фоне лозунгов типа «Спасибо товарищу Сталину за счастливое детство» в стране, городе и в машинописном бюро начинают происходить непонятные события. Сначала Софья Петровна узнает об аресте доктора Кипарисова, сослуживца её мужа, Колиного крестного. Первой реакцией Софьи Петровны было недоверие «врач не может быть убийцей», но, тем не менее женщина допускает мысль о том, что очевидно доктора Кипарисова как-то втянули в контрреволюционную организацию. Затем Софья Петровна узнает об аресте директора. И снова недоверие: «Наташа, вы верите, что Захаров виноват в чем-нибудь?

Да нет, какая чепуха». «Она не могла подобрать слов, чтобы выразить свою уверенность. Захаров – большевик, их директор, которого они видели каждый день, Захаров – вредитель! Это была невозможность, чепуха… Недоразумение? Но ведь он такой видный партиец, его знали в Смольном и в Москве, его не могли арестовать по ошибке.

Он не Кипарисов какой-нибудь?» Наташа находит объяснение этому непонятному событию, и оно кажется Софье Петровне приемлемым: «Захарова совратила какая-нибудь женщина». Страшным ударом становится для Софьи Петровны сообщение Алика об аресте Коли. Ради сына мать готова сейчас же бежать куда-нибудь и разъяснять это чудовищное недоразумение. Она готова сию же минуту ехать в Свердловск и поднять на ноги адвокатов, судей, прокуроров, следователей. Она надеется, что произошла ошибка, что скоро всё выяснится, что Колю отпустят и он постучит в дверь квартиры, но этого не происходит.

Мать проходит по кругам ада. «Вступление» рисует образ смерти, нависшей над корчившейся «под кровавыми сапогами и под шинами черных марусь» Русью. Появляется образ застывшего времени – времени эпохи Большого террора. Мрачная картина вызывает у нас ассоциации с Апокалипсисом и по масштабу всеобщего страдания, и по ощущению наступивших «последних времен», за которыми возможна или смерть, или страшный Суд. До сих пор вызывает споры вопрос о жанре данного произведения. Что это: лирический цикл или поэма? Обратимся к композиции. «Реквием» состоит из шести частей: эпиграф, вместо предисловия, посвящения, вступления, основной части (главы I — X), эпилога. В результате работы, растянувшейся на четверть века, восстановился традиционный состав романтической поэмы.

По мнению исследователя Манна, «вся хитрость конструкции романтической поэмы заключалась в самом параллелизме двух линий – „авторской“ и „эпической“. Лирическое начало в „Реквиеме“ проявляется в эпиграфе, вместо предисловия, во вступлении и эпилоге. Эпическое начало – в основной части.

Рекомендуем также посмотреть